Наверх
Главная Блог Геннадий Кернес: Не сравнивайте меня ни с кем, а то моя мама на Вас обидится

Геннадий Кернес: Не сравнивайте меня ни с кем, а то моя мама на Вас обидится

Геннадий Кернес: Не сравнивайте меня ни с кем, а то моя мама на Вас обидится
31 мая 2013
Автор: Наташа Влащенко Просмотров: 7914

Ну, конечно, я была в курсе, к кому на интервью еду. Геннадий Кернес – человек-легенда, человек-сюрприз, человек-фрик, который произрастает, по словам многих, через конфликт. Что для немца смерть – для Геннадия Адольфовича вполне себе неплохо.

Об интервью я договаривалась с одним из его сотрудников – Юрием Сергеевичем, который разрешил взять с собой фотографа. Обычно мы просим об этом, так как предпочитаем публиковать собственные фотографии.

В приемной нас встретил приветливый попугай, удивительно похожий на хозяина, и десяток почтительных посетителей. Буквально через пару минут из кабинета стремительным шагом вышел мэр с группой людей, которые, видимо, с ним заседали. Рассказал, что заберет попугайчика летом на дачу, и без перехода резко бросил фотографу: «Не надо меня фотографировать! Может, у меня ус отклеился!» Я некстати засмеялась. «А вы корреспондент?» – спросил он у меня, пробегая. Корреспондентом меня не называли уже тысячу лет, поэтому я засмеялась еще раз. Опять некстати.

  «Ни в какую общенациональную политику я не стремлюсь»

В кабинете у Геннадия Адольфовича довольно аскетично. На столе – множество бумаг и папок, сложенных стопками. Как только я включила диктофон, мэр Харькова приник к монитору компьютера и стал внимательно изучать текст на каком-то сайте. Первые десять минут разговора он на меня ни разу так и не взглянул. Правда, и текст на мониторе не двинул. Было стойкое ощущение, что он раз за разом перечитывает одно и то же, не слишком прислушиваясь к «корреспонденту»-:).

 

Геннадий Адольфович, накануне интервью я прочитала статью о вас в «Википедии». По ней можно авантюрный роман писать или оперное либретто. С другой стороны, когда я у себя в Facebook спросила у подписчиков и друзей, с кем из мэров они хотели бы прочесть интервью, большинство назвало вас. А вам интересно, что о вас думают?

 

Общественное мнение очень важно для меня. Потому что те, кто работает в интересах людей, должны знать, что думает народ о результатах их работы.

 

Люди, знающие вас, утверждают, что по психотипу вы человек экспансивный. Понимают ли те, кто поддерживает вас наверху, что, если вы когда-нибудь попадете в общенациональную политику, вы всех там порвете как Тузик грелку?

 

Во-первых, я не хочу на этот вопрос отвечать. Потому что это досужие домыслы.

 

Что именно?

 

То, что вы сейчас под видом вопроса сказали. Ни в какую общенациональную политику я не стремлюсь. Я работаю и живу в Харькове – и считаю, что каждый человек должен понимать меру своих возможностей. Если мне когда-нибудь придется принимать определенного рода решения, тогда мы с вами на этот счет поговорим.

 

Я говорила только о ваших масштабах и возможностях.

 

Мои масштабы имеют границы, потому что я работаю в зоне города Харькова. Могу только одно сказать: общественное мнение, о котором вы спрашивали, оценивает те или иные результаты работы руководителя.

 

Сейчас многие эксперты говорят о том, что федерализация неизбежна, более того – для нашей страны полезна. Каково ваше мнение?

 

Я четко понимаю, что такое государственный строй. Имею юридическое образование и познания в местном самоуправлении. Считаю, что это не решит никаких стратегических задач, кроме одной: расколет страну еще больше. Поэтому я за целостность Украины, и соответственно – мы все должны работать для того, чтобы и во Львове, и в Харькове, и в Донецке, и в Луцке, и в Черкассах все гордо говорили, что они живут в Украине.

Второе. Сторонники федерализации – это не патриоты страны. Уверен, что разделение страны не приведет к согласию.

 

Но административная реформа в стране нужна?

 

Административная реформа назревала давно, потому что многие органы власти дублируют друг друга. Президент Виктор Янукович поставил задачу: создать такую систему, при которой функции не дублировались бы и была эффективная власть. Чтобы власть объясняла людям на той или иной территории, как мы будем жить, и люди верили и поддерживали эту власть. Это назрело давно.

Харьковская область вошла в перечень регионов, где будет опробован пилотный проект административной реформы. Мы уже видим, что такое неработающая Верховная Рада, выборы по партийному списку, выборы по мажоритарным округам. Мы видим, что такое послевыборное время, когда избрались депутаты, которые обещали помогать, лоббировать. А в итоге помощи нет, Верховная Рада не работает.

 

Кстати, о Верховной Раде. Я читала в ваших интервью, что вы поддерживаете идею о роспуске парламента и снятии неприкосновенности с депутатов. Считаете ли вы, что при досрочных выборах можно будет представить народу четыреста профессиональных и честных парламентариев? Откуда они появятся, какие социальные лифты их вынесут?

 

Я – член Партии регионов. Это политическая сила, которая, в моем понимании и по моим ощущениям, занимается конкретной работой. Если сегодня представители Партии регионов хотят работать в интересах Украины и каждого ее гражданина, то оппозиционные силы используют Верховную Раду как политическую площадку, через которую можно дестабилизировать и так сложную ситуацию в стране.

  «Никто не знает будущего»

Постепенно Геннадий Адольфович стал увлекаться собственными речами и коситься в мою сторону. Когда я заговорила о народной любви и задала вопрос о Департаменте контроля, на его лице впервые мелькнуло слабое подобие улыбки.

 

Я понимаю, как сегодня работает Верховная Рада. Но где гарантии, что при досрочных выборах мы приведем в парламент хотя бы половину честных и профессиональных, которые будут работать. Какой смысл?

 

Никто не знает будущего. Оно зависит от нас, от нашей гражданской позиции.

 

Вас в Харькове любят прежде всего за то, что вы решаете вопросы благоустройства города. Мне сказали, что у вас есть так называемый Департамент контроля – люди, которые подчиняются лично вам и контролируют всю деятельность в городе. В чем функция этой службы?

 

Все вопросы, которые выносятся на обсуждение сессии горсовета или исполкома, должны контролироваться. В решении даже есть пункт: контроль возложить на такого-то. С одной стороны, есть общественное мнение. С другой – мнение профессионалов и экспертов. И мы должны принять правильное решение. Поэтому создан Департамент контроля – чтобы из разных источников контролировать тот или иной результат, поскольку, если решение принято, оно должно исполняться. Если мы будем принимать решения и они будут складироваться, как архивные документы, ничего хорошего не получится.

 

Правда ли, что некоторым из этих людей вы платите зарплату из своего кармана?

 

Нет, неправда. Не знаю, где вы берете такую информацию. Они – государственные служащие. Я – нанятый человек. И те, кто сегодня работает в исполнительных органах власти, в любом городе, приходя на работу, пройдя конкурсы на определенные должности, не представляют себе, что им будут платить в конверте. Им неинтересна ваша логика! Потому что по вашей логике получается, что мы изначально порождаем коррупцию, а мы должны наоборот – исключить коррупцию из нашей повседневной жизни и тем более – работы.

Я – за то, чтобы было взаимоуважение, толерантность, результативность. А результативность зависит от слаженной работы всех ветвей власти. И в этом вопросе я могу привести ряд позитивных примеров, которые реализованы в Харькове и Харьковской области, потому что сегодня нет противоречий между руководством города и области.

 

Недавно вы сказали в интервью, что главным инвестором Евробаскета в Харькове будет Сергей Курченко, который инвестирует в подготовку города к чемпионату около 40 миллионов долларов. В связи с этим, как вы считаете, может ли Курченко стать для Харькова тем человеком, которым Ахметов стал для Донецка?

Прежде чем вы начнете читать ответ, должна сказать, что, услышав фамилию Ахметова, Кернес разулыбался, посмотрел на меня как на человека не совсем здорового и начал тщательно подбирать слова.

 

Ринат Леонидович Ахметов для Донецка является очень авторитетным и важным человеком. (Пауза.) Что касается Сергея Курченко, я думаю, его возраст и амбиции – подтверждение тому, что все течет, все меняется. И замечу, что у Курченко есть все возможности себя реализовать. Поэтому, если Сергей Курченко хочет повторить подвиг и успех Рината Ахметова, он должен равняться на него. Могу сказать, что нам не хватает такого Рината Ахметова в процессе возрождения Харьковщины.

 

Когда вы говорили об Ахметове, вы даже потеплели лицом. Я так понимаю, вы к нему очень хорошо относитесь.

 

(Расплывается в улыбке.) Что значит «потеплел лицом»?

 

Но это очевидно…

 

Вы мне задали вопрос о конфигурации Курченко в сравнении с Ахметовым. Это если мы сравнивали бы – я условно говорю – меня с игроком «Волыни».

 

То есть вы хотите сказать, что Курченко пока игрок такого класса?

 

Курченко и то, что он сегодня делает для Харькова, – это уровень Премьер-лиги. Иное дело, что в той же Премьер-лиге играет ФК «Шахтер», которым владеет Ахметов. Поэтому задача Курченко и его команды – стать чемпионом.

 

А вы себя чувствуете чемпионом, если иметь в виду Премьер-лигу мэров украинских городов?

 

Вы же спрашивали, важно или неважно для меня общественное мнение. Я ответил, что очень важно.

 

Но каждый из нас знает, в какой он лиге.

 

Поскольку я мэр города-миллионника, понятно, что я могу сравнивать успех Харькова с городами, которые у нас делятся на определенные категории. Как вице-президент Ассоциации городов Украины и как городской голова Харькова я активно участвую в том, чтобы шел обмен опытом среди коллег, чтобы мы использовали новые возможности. А мериться само-оценкой – это не для меня.

 

О вашей кадровой стратегии ходят легенды. К примеру, говорят, что Геннадий Адольфович любого человека сначала ставит на место, а уж потом начинает с ним работать и даже опекать.

 

Наташа, где вы черпаете эту информацию?

 

У меня такая профессия – черпать информацию. Я анализирую ваши интервью в Интернете, общаюсь с депутатами, с вашими коллегами разговариваю.

 

Интернет – это не профессия. Со своим коллегами я веду себя на равных. Я не собираюсь прислуживать. Буквально вчера мне напомнили, что пятнадцать лет назад я впервые был избран депутатом городского совета по мажоритарному округу – чтобы работать для людей. И я работаю на равных с партнерами, которые готовы разделить ответственность и за результат, и за будущее. Потому что я не живу одним днем.

 

То есть вы себя не считаете резким, вспыльчивым человеком?

 

Я не готов давать самооценку, могу сказать только одно. Если бы вы спросили, сколько у меня знакомых, – их не пересчитать. А если бы спросили, сколько у меня друзей, – я их знаю поименно. Как я могу сказать, какой я – резкий или, условно говоря, кислый? Ну как можно? Я не могу вам ничего сказать. Я уважаю людей активных, которые хотят чего-то достичь в этой жизни, и мотивирую я их для того, чтобы они поверили: если мы идем в тот или иной процесс, значит, мы идем вместе и до конца.

 

Правда ли, что все земельные вопросы в городе вы контролируете лично и все документы по улицам Пушкинской, Сумской, Клочковской идут только через вас?

 

Я не могу сказать, что все контролирую, но уверяю вас, что не ослабляю своего пристального внимания, чтобы не было противоречий между застройщиками. Потому что названные улицы входят в исторический ареал Харькова. И чтобы не было повторения бездумных решений, принятых в 2004-м и 2005 годах, я считаю, все вопросы должны обсуждаться на градостроительном совете. Я в нем принимаю участие – когда речь идет о застройке исторических улиц. Все земельные вопросы по закону – компетенция исключительно депутатского корпуса, поэтому сессии Харьковского горсовета проходят в гласном режиме, мы ничего не имеем права скрывать.

 

Я удивилась, узнав, что инвестиции в муниципальный медиахолдинг «Известия» составляют один миллион долларов в год. Мне как издателю эта цифра кажется завышенной.

 

Вы не пугайте себя, если вы такой крупный издатель и считаете чужие деньги…

 

…я интересуюсь…

 

– …если вы считаете в иностранной валюте, в условных единицах, и называете сумму миллион долларов, а мы ее разделим на количество населения и получим на одного жителя в год 0,75 цента. Раз вы интересовались, то должны знать, что это не медиахолдинг, а коммунальное предприятие, задача которого – информировать население о решениях, нормативных актах общего характера, индивидуального характера и так далее. Таким образом харьковчане узнают о нововведениях и успехах в Харькове, а также – что не менее важно – мы получаем реакцию, обратную связь.

Мы же не можем жить в кастрюле с закрытой крышкой, чтобы нас кто-то потихоньку варил. Поэтому вы напрасно говорите, что есть какие-то перекосы, наоборот – тут есть возрождение. Я еще раз объясняю: если у нас есть департамент информации, мы по закону обязаны разъяснять населению через Интернет, телевидение и газету все те решения, которые приняты или будут приниматься, а также отчитываться о работе городской власти. Вы знаете, можно сэкономить, но потом больше потеряешь. У нас все расчеты утверждены, проверены, и – заметьте – это годовой бюджет. Если мы с вами не будем манипулировать цифрами, а разберемся в адекватности расходов, станет понятно, сколько средств направлено на информирование полуторамиллионного города.

Вот и все.

 

Много лет вы де-факто лидер харьковской власти, и за все эти годы в городе не появился человек, который стал бы вашим достойным соперником или преемником. Вам не скучно?

 

Почему вы так говорите? Я участвовал и в выборах депутатов, и в выборах секретаря горсовета, и в выборах харьковского городского головы. И могу констатировать следующее: то доверие, которое оказывает мне население, я должен оправдать. Поэтому я работаю на результат и не смотрю, есть ли у меня соперник или нет.

 

Ну, на конкурентном поле было бы повеселей.

 

Объясняю, в чем заключается веселье: веселье – это свадьба… А у нас работа, вы поняли? Тут нет времени на веселье. Есть у кого желание конструктивно критиковать – пожалуйста; есть у кого желание участвовать и быть в команде – пожалуйста. У меня сегодня нет времени анализировать, кто мой соперник. Я не участвую ни в каких соревнованиях, вы слышите? Я работаю среди людей, и я открыт к общению. Подтверждение тому, помимо всего прочего, и моя с вами встреча.

  «Разве я живу для того, чтобы нравиться женщинам?»

Периодически Геннадию Адольфовичу кто-то звонит. Он все время просит выключить диктофон: чувствуется, что он привык все контролировать и расслабляется редко. Даже два замечательных анекдота не стал рассказывать под запись.

 

В последнее время у нас часто говорят, что Украина на грани – на грани гражданской войны, на грани политических волнений… А вот если теоретически представить, что грань перейдена, вы как поступили бы? В самолетик сели бы или все-таки остались и начали бутылками со смесью врагов забрасывать?

 

Послушайте внимательно. Я хочу вам объяснить свою позицию, ладно? Постараюсь емко. Я здесь родился, я здесь создал семью, я здесь работаю, у меня здесь друзья, понятно? И у меня здесь очень большая ответственность перед теми, кто дал мне возможность реализовать себя. Поэтому мое место здесь – в городе Харькове, в государстве Украина.

 

Недавно ушел Борис Абрамович Березовский. Мне кажется, возможно, я ошибаюсь, по психотипу он похож на вас. Вы испытывали симпатии к этому человеку?

 

Боже мой! Послушайте меня внимательно. Березовский в последнее время жил в Лондоне, а я живу в Харькове. Березовского знают с одних высот, а я – с другой стороны.

 

Конфуций не жил в Харькове, а он вам симпатичен.

 

Конфуций – великий человек, а о философской системе Березовского я пока нигде не читал…

 

…ряд монографий, доктор наук...

 

Но есть философия его?

 

Была своеобразная философия экспансии.

 

Можно я вам объясню относительно экспансии? Не хочу с вами на эту тему говорить, потому что мы сейчас выйдем уже на какой-то другой уровень мира. А хочу вам вот что сказать: не сравнивайте меня ни с кем, потому что моя мама на вас обидится.

 

О’кей, я не подразумевала ничего плохого. Как вы считаете, вы нравитесь женщинам?

 

Могу сказать одно: я не знаю, нравлюсь ли я женщинам. Нравится ли женщинам то, чем я живу, – вот вопрос.

 

Вам важно иметь успех у женщин?

 

– Ну, я же не жиголо какой-то. Что вы такое говорите? Мы с вами разговариваем в таком темпе, что скоро до мышей дойдем. Ну зачем вы меня спрашиваете, нравлюсь ли я женщинам? Как я могу дать вам ответ? Я что, живу только для того, чтобы нравиться женщинам? Что это за смысл жизни?

 

Я этого не говорила, но если мужчина не хочет нравиться женщинам – это очень странно.

 

Вам достаточно того, что у меня трое детей? Как вы считаете, нравлюсь ли я женщинам, если они мне родили троих детей?

 

Если перед вами выбор – пойти в ресторан с умной женщиной или красивой, какой вариант предпочтете?

 

Я пошел бы в тот ресторан, где вкусно кормят.

 

Ходят слухи, что вы аскетичный человек – живете в гостинице и вам, в принципе, ничего не надо.

 

Это правда. Недавно я публиковал декларацию, в которой, в соответствии с законом, указал свои доходы. В итоге СМИ по-своему трактовали эти сведения и написали: «Бесквартирный, безземельный Кернес задекларировал 16 миллионов». Но бесквартирный, безземельный Кернес, наверное, не может нигде не жить, правильно? И никто из тех, кто такой заголовок поставил, не обратил внимания, что у меня, кроме денег, есть другие активы, в том числе гостиница, которую я купил на открытом аукционе больше 15 лет назад. Почему я не имею права жить в собственной гостинице?

 

Имеете. Но почему такой странный выбор?

 

Во-первых, каждый вправе выбирать себе образ жизни. Знаете, когда я посетил городок Монтрё в Швейцарии, где писатель Владимир Набоков прожил в отеле не один десяток лет, я тоже задумался: а почему? Каждому нравится так, как ему нравится. Меня так устраивает.

 

У вас взрослые сыновья, вы с ними близки, много общаетесь. Вы говорите им, чего в жизни мужчина не должен делать ни при каких обстоятельствах?

 

Я думаю, все приходит с возрастом и на каждом этапе жизненного пути есть свои особенности. Я не могу навязывать свою точку зрения, а могу поделиться с детьми не как отец, а как друг, чтобы они не делали тех ошибок, которые допустили их родители.

Когда мы задумываемся, зачем и почему, а можно было бы иначе… Но жизнь же не бесконечная, знака бесконечности нет, а то мы были бы Дунканами МакЛаудами и ходили, рассказывали бы детям, что когда было. Для меня важно, чтобы были уважение и любовь между родителями и детьми, чтобы были отношения по возрасту уже как с друзьями, потому что нельзя постоянно быть родителями. Дети вырастают. У меня есть несколько жизненных постулатов. Один из них – я никогда не буду рабом своих детей. Из этого я исхожу.

 

В стране, где более полувека не было религии, у людей своеобразные отношения со смертью…

 

(Раздражается.) Я вас прошу, давайте оставим эти вопросы, а то мы уже зашли в черный лес.

 

Хорошо. Мне сказали, что у вас есть любимый анекдот про репутацию. Вы могли бы его рассказать?

 

Я хочу вам вот что сказать по поводу репутации: это очень важная составляющая для любого человека – руководителя, мужа, жены, сына. Есть разные жизненные ситуации, когда есть четкое и яркое проявление репутации. Поэтому, сравнивая Рината Леонидовича Ахметова и Сергея Курченко, вы должны понимать, что главное отличие этих людей, которых я считаю патриотами страны, достойными уважения, – именно в репутации. У каждого по достижении тех или иных результатов формируется репутация. Если репутацию поддерживают, дорожат ею, тогда есть желание общаться с такими людьми. Я на своей жизненной дороге встречал больше людей, у которых хорошая деловая и по-настоящему человеческая репутация, что сформировало, в том числе, и мой характер, и принципы. Поэтому, я считаю, мы все должны иногда посмотреть на себя в зеркало и подумать, что мы после себя оставим и что о нас скажут, если бы мы могли, как в «Сказке о царе Салтане», превратиться в комарика или шмеля и послушать, что о нас говорят.

Источник: http://pl.com.ua

Поддержать

Темы:
Популярные статьи: