Наверх
Главная Блог Геннадий Кернес: "Я работаю в рамках законодательства, если будут ко мне вопросы – буду отвечать"

Геннадий Кернес: "Я работаю в рамках законодательства, если будут ко мне вопросы – буду отвечать"

Геннадий Кернес:
12 августа 2016
Просмотров: 1842
 

Программа “Циники” на Радио Вести, Константин Дорошенко и Дмитрий Терешков у микрофонов, наш гость сегодня по телефону Геннадий Кернес, противоречивый украинский политик, городской голова Харькова с 2010 года. Здравствуйте, Геннадий Адольфович!

 

Добрый день!

 

Нам известно, что вы недавно перенесли операцию. Во-первых, как вы себя чувствуете, во-вторых, как продвигается следствие в отношении событий 2014 года, когда вы были ранены?

 

То, что касается операции, я чувствую себя более удовлетворительно, то, что касается следствия – оно вообще не ведется, в моем понимании.

 

А вы предполагаете, может быть, каким-то образом удалось провести свое расследование, на сегодняшний день изменились ли ваши взгляды на то, кто мог быть заказчиком покушения на вас?

 

Я остаюсь при своем мнении, кто мог быть заказчиком и кто заинтересован в том, чтобы в меня стреляли.

 

Смотрите, недавно в Харькове, на самой большой площади в Украине прошел большой парад, который был посвящен годовщине полиции и человек, которому в Украине подчиняется полиция, Арсен Аваков, это тот человек, с которым вы не в самых теплых отношениях. Как происходит взаимодействие ваше как городского головы с полицией в Харькове? Есть ли какое-то противостояние либо она абсолютно лояльна городской власти?

 

Во-первых, Арсен Аваков не является руководителем украинской полиции, там женщина является руководителем.

 

Хатия Деканоидзе, но, в общем-то, она его подчиненная.

 

Я понимаю, там есть своя иерархия власти, но дело в другом. Вы же мне сказали про Арсена Авакова, я вам отвечаю, что у меня с ним никакого контакта нет и быть не может по известным для всех причинам. Что касается работы полиции, то не я должен давать оценку этому, а жители Харькова, Украины, гости Харькова.

 

А что касается покушения на вас, выходит, что вы не видите перспективы развития этих событий, вы смирились с тем, что ни заказчики, ни исполнители установлены не будут?

 

Этим никто, наверное, не хочет заниматься, потому что никому это не нужно, поэтому я не особо требую, а что я должен требовать?

 

С другой стороны, новый генеральный прокурор Луценко пообещал, цитирую: “Уделить достаточно внимания преступлениям Кернеса”. Тут у вас есть ожидания, будет ли что-то проводиться, чего вы ждете от нового генпрокурора?

 

Я работаю в рамках действующего законодательства, если будут ко мне вопросы – буду отвечать.

 

Если вернуться к полиции, в том числе и в нашей программе, Хатия Деканоидзе признала, что существует рост преступности в Украине в последнее время в силу многих причин. Мы слышим и про разные опасные сигналы из Харькова, недавно жестокая резня на ХТЗ была у вас. Чувствуется, что в Харькове криминальная обстановка за последние годы ухудшается.

 

Это оценка, назовем так, тех реформ, которые осуществляют определенные люди.

 

Есть определенные причины в том числе, как нам говорила Хатия Деканоидзе, новая полиция более честна в своей отчетности и она не занимается очковтирательством, поэтому картина с криминальным миром выглядит несколько иначе. Судя по тому, как работает полиция в Харькове, это верное объяснение?

 

Это декларативные слова, которые ни о чем. Вы понимаете, когда все узнают из средств массовой информации, как работники полиции расстреливают парня сидящего на переднем сидении автомобиля, как переезжают женщину переходящую пешеходный переход, как дальше продолжают быть участниками разных ДТТ и.т.д, то о какой отчетности можно сейчас говорить? Это все чистая пропаганда в прямом смысле этого слова. Пропагандируют то, что это новая полиция. Все это понимают, что это новая полиция. Только новая полиция должна показывать какие-то новые результаты. А то, что они культурные или разговаривают на английском языке, может это и правильно, только наши люди должны чувствовать себя в безопасности в независимости от знания языка. Хотелось бы, чтобы все эти так называемые праздники, которые устраиваются по любому поводу представителями полиции, чтобы они имели место быть с точки зрения что это действительно праздник, а не так, отчетность очередная…Вот провели сегодня и все теперь знают, что организована полиция. Все это знают, что организована полиция.

 

С полицией все понятно, в Харькове есть еще и мэр, который готов брать на себя ответственность, говорить о Харькове как о своем городе. Какова ваша роль в этой ситуации, вы можете как-то противодействовать этому росту преступности? Или вы все-таки все сейчас на полицию и на провал реформы списываете?

 

Я ничего ни на кого не списываю, когда списывают на мэра, списывают на мэра. А когда мэр вам отвечает четко и понятно, что это не его компетенция, я готов отвечать за свои действия и за свои поступки. То, что касается ответственности мэра, я готов говорить о городе столько, сколько у вас будет вопросов. Что касается полиции, я не руковожу полицией.

 

Судя по вашим оценкам, вы достаточно критично настроены относительно нынешней власти, ощущаете ли вы себя тем, кто в оппозиции к киевской власти на сегодня находится?

 

Я нахожусь на своей должности Харьковского городского головы и работаю в интересах территориальной громады.

 

А вообще, на ваш взгляд, вы в политике достаточно много времени, существует ли эффективная оппозиция на сегодняшний день в Украине?

 

Вы же говорите, что я противоречивый политик.

 

Вас эксперты и журналисты называют и изгоем, и самостоятельной единицей, и инструментом в руках Банковой. Вы как сами себя ощущаете в украинской политике на сегодняшний день? Очевидно, меняется ситуация, то что было 4 года назад…

 

Вы говорите, что это разные представители средств массовой информации говорят, так вот это они инструменты, и пусть в данном вопросе посмотрят на себя в зеркало.

 

Вам как главе города, очевидно, необходимо решать стратегические важные вопросы в Киеве, с кем вы их решаете? В каких отношениях вы находитесь с Банковой?

 

Я решаю рабочие вопросы с главой государственной областной администрации.

 

Насколько нынешний глава государственной областной администрации комфортен для вас, для взаимодействия, потому что понятно, что это уже не та история, как с Михаилом Добкиным. Находите ли вы с ним общий язык? Насколько эффективна его работа в Харькове?

 

Я считаю, что оценку любой работе дают люди, и они должны разбираться в уровнях власти, потому что у них власть это одно лицо, независимо ни от чего. Поэтому когда сегодня мы говорим, например, о тарифах, то люди уже понимают, чья эта компетенция. Если мы говорим о незаконной застройке, люди тоже это понимают. Поэтому я думаю, что так называемая организация процесса познаний в области власти сегодня четко понятна народу. А для меня очень важно чтобы люди давали возможность и имели желание поддерживать те начинания, которые работают сегодня в интересах людей на будущие поколения.

 

Как на сегодняшний день работает когда-то запущенная вами программа “Интерактива” с жителями Харькова? Насколько это эффективно? Насколько эту программу можно и нужно было менять?

 

Ее нужно каждый раз совершенствовать и более эффективно реализовывать, я имею в виду оперативное реагирование должно быть на те миллионы обращения граждан. Нам необходимо усовершенствовать материально-техническую и ресурсную базу города. Мы над этим работаем, направляем туда средства, делаем большие инфраструктурные проекты. В этом вопросе у нас есть, что сегодня сказать жителям Харькова и в целом жителям Украины.

 

С другой стороны, эксперт агентства по вопросам электронного правительства, Яника Мерило, опубликовала опрос, в котором респонденты называли мэров внедряющих электронные реформы и, наоборот, тормозящие их. Вас тормозом этих реформ назвало 40% респондентов. Как вы прокомментируете это?

 

Как вы назвали эту женщину?

 

Яника Мерило.

 

Пускай она меряет то, что она меряет, я буду мерять то, что я меряю.

 

Вы открыты для реформ, которые внедряет Яника Мерило, имеется в виду электронные?

 

Яника Мерило не является для меня авторитетом с точки зрения того, что она давала оценку, внедряем ли мы электронное правительство или не внедряем. Она была у меня в кабинете и распиналась в эпитетах, поэтому давайте не будем на эту тему говорить.

 

Вы, по-видимому, имеете свое видение о том, как можно проводить электронное правительство в Харькове?

 

Мое видение сегодня это чтобы можно было вовремя приехать и решить вопросы, связанные с аварией на магистральных сетях, вот это меня больше интересует. То, что касается внедрения ITтехнологий, я работаю в этом направлении, также работает вся команда горсовета. Давайте мы не будем давать оценку, потому что мы участвуем в разных проектах правительства. Мы работаем по созданию крупного регионального административного центра. И мы посмотрим, какая оценка будет дана экспертами нашему региональному административному центру. Работаем также по созданию других центров по начислению социальных услуг, я имею в виду льготы и субсидии, чтобы вовремя был сделан перерасчет. Поэтому Яника Мерило пусть занимается тем, чем она занимается, а я буду заниматься тем, что нужно людям. Если она считает, что свет клином сошелся на электронном правительстве… но я же не в правительстве работаю, а в органах местного самоуправления.

 

Вы готовы прислушиваться к людям и делать то, что нужно им, Яника Мерило тоже выступает с предложением…

 

Яника Мерило пусть расскажет лучше о тех заслугах, которые есть у нее, а зачем мне равняться на Янику Мерило?

 

Давайте о человеческих судьбах, о человеческом факторе. В Харькове находится Военно-медицинский клинический центр Северного региона, куда регулярно попадают пострадавшие в АТО наши украинские солдаты. Насколько власти Харькова взаимодействуют с этим центром? Какие, может быть, там существуют сложности, проблемы, о которых в Киеве не задумываются?

 

Вы задаете мне вопрос, не связанный с моей компетенцией. Это больше вопрос государственной администрации. Но если к нам обращаются сотрудники данного центра и они живут в городе, я могу, как руководитель города делать все, чтобы сотрудники чувствовали себя комфортно и безопасно в этом городе. Что касается нашей активной работы и помощи этому центру, здесь давайте больше будем говорить об уровне ответственности…

 

Как в Харькове с внутренне перемещенными лицами. Очевидно, что сейчас это одна из важных проблем для всей Украины. Харьков ближе Киева к зоне АТО, многие люди вынуждены были оттуда бежать, многие, наверное, выбрали Харьков, чтобы там остановиться. Насколько это усложнило работу мэрии? Насколько вы фиксируете эти волны миграции и как помогаете людям адаптироваться в Харькове?

 

Первое то, что касается, как вы их называете “лиц перемещенных”, мы их называем “переселенцами”, в этом вопросе, в Харькове, в том числе был решен вопрос строительства городка для переселенцев и мы говорим о том, что дети у нас ходят в школу и поступают в высшие учебные заведения, у нас были соблюдены все социальные гарантии, льготы и субсидии. На сегодняшний день есть постановление Кабинета Министров, которое устанавливает все эти вопросы, там работает большая комиссия. Я считаю, что в этом вопросе сегодня больше нужно работать органам центральной власти с органами местной власти и государственной власти, я имею в виду на местах, для того чтобы мы могли более оперативно реагировать на те вопросы, которые сегодня возникают. Если сегодня находят незаконных переселенцев, т.е. липовые документы, я тут бессилен что-либо говорить…Мы работаем только в поле действующего законодательства, никаких нормативных документов на этот счет мы принимать не можем.

 

Вы критикуете законодательство, говорите при этом, что центральная власть должна сотрудничать с местными советами, но вы, отвечая на мой вопрос, как вы взаимодействуете с Киевом, сказали, что вы с ним не взаимодействуете. Непонятно, есть у вас диалог с Киевом или нет?

 

У меня есть диалог с Киевом и в этом вопросе я могу сказать, что я знаю и вице-премьер министра Розенко, который за это отвечает, я с ним разговаривал на этот счет, когда мы выезжали в Винницу. Я разговаривал с министром социальной политики, Ревой, что нам нужно, чтобы эти все постановления работали, потому что у нас собираются очереди, нам надо что-то людям отвечать. Поэтому мы работаем. А то, что вы даете оценку, вы такой критичный журналист, что вы сразу даете оценку. Так и появляются противоречия между людьми. Вы мне не задали ни одного вопроса о городе. Вы задаете вопросы, которые вы должны задавать министру, премьер-министру, а вы их задаете мэру города. Зачем?.

 

Как минимум, потому что вы украинский политик, вы не госслужащий.

 

Вы тогда скажите что это интервью с политическим уклоном, а я вам говорю, что интервью с политическим уклоном я давать не буду. Почему? Потому что я вне политики.

 

Давайте вернемся снова к Харькову. Когда я приезжаю в Харьков, меня всегда расстраивает огромное количество достаточно беспорядочной наружной рекламы, притом, что Харьков имеет очень красивое, цельное, яркое архитектурное лицо. Не кажется ли вам, что пора немножко изменить эту политику с наружкой на стенах харьковских зданий?

 

В этом направлении мы ведем очень большой фронт работ. Есть, конечно, неудобство и для людей, и для транспорта. Но я хочу сказать, что Харьков по отношению к остальным городам Украины не такой город, в котором засилье этой наружной рекламы. У нас проходят конкурсы специальные, на сессии городского совета идет утверждение результатов конкурса и люди обязаны участвовать в социально-экономическом развитии города, в том числе и размещении наружной рекламы, чтобы она была безопасной и не мешала людям.

 

Один из громких вопросов на сегодняшний день. Он связан не с Харьковом, а с городом Львов и произошедший там скандал с мусором, с тем, что Львов не в состоянии перерабатывать мусор, его везут аж в Киев. Как решаются вопросы с утилизацией мусора в Харькове, потому что Харьков – большой многонаселенный город?

 

Давайте мы сначала вернемся ко Львову, с точки зрения сравнить работу Львова и Харькова. В Харькове нет сегодня вопросов, связанных со сбором, вывозом и захоронением твердых бытовых отходов. А во Львове, например, есть какие-то результаты электронного правительства, но нет результатов связанных с такой услугой как сбор, вывоз и утилизация твердых бытовых отходов. Мало того, что погубили людей и пока мы не знаем, кто ответственный за это, то на сегодняшний день, вы сами сказали, что мусор из Львова везут в Киев. Это нормально за 25 лет независимости страны? Мэр Садовой уже третий раз мэр, он, что за две каденции не мог решить вопрос, связанный с полигоном и с проектами, как правильно сортировать и утилизировать мусор? В Харькове это решается очень просто: мы участвуем в государственной программе, мы проводим сегодня большую работу с Мировым банком. Скоро в Харькове будут подведены результаты тех участников, которые подавали заявки на строительство в городе комплекса по сбору, сортировке и утилизации твердых бытовых отходов. У нас есть документы на полигон, это не 15 или 12 га, у нас около 100 га под это отведено. У нас есть гидранты, электричество, специальные пожарные машины, которые дежурят на полигонах. Мы не хотим довести эту ситуацию до каких-то экологических катастроф. Я другое хочу сказать. Я все понимаю, мы готовы помогать Львову, только получается, что я должен давать оценку своему коллеге? Я ему уже дал оценку публично: я считаю, что он поступает неэффективно в этом вопросе. Пусть ему дают оценку львовяне.

 

Более того, мэр Садовой не удосужился открыть за две свои каденции ни одной станции метро во Львове, а у вас запускается новая станция “Метро Победа” и вы, судя по всему, на днях ее протестировали? Но с другой стороны, обещали ее открыть еще в 2012 году, почему так затянулось строительство?

 

Дело в том, что Харьков был участником государственной программы развития метрополитена в Украине, и мы надеялись на то, что будут выделены государством субвенции из госбюджета, этого не было сделано. Поэтому 30-ая станция метрополитена “Перемога” или “Победа” будет полностью построена на деньги местного бюджета.

 

В информации об этой новой станции “Победа” говорилось также, что в Харькове собираются открыть еще 2 станции метро. Это тоже вы будете делать силами вашего городского бюджета и городской общины либо есть сотрудничество с министерством инфраструктуры и как-то оно будет влиять на строительство метро в Харькове?

 

Мы работаем в этом направлении с ЕБРР (Европейский банк реконструкции и развития) а также с Европейским инвестиционным банком. У нас есть уже результаты после наших встреч с представителями этих финансовых институтов. Мы будем развивать это направление и в дальнейшем строить метрополитен. Будут инвестиционные проекты, будут инвестиционные деньги, мы готовы к этому, не будет инвестиционных денег, будем рассматривать и финансировать это из местного бюджета.

 

Существует такая советская традиция, что станции метрополитена всегда выглядят концептуально, очень красиво и если мы возьмем нью-йоркское, лондонское или берлинское метро, мы увидим, что там к метро подход совершенно утилитарный, там нет всех этих подземных дворцов, которые есть в Киеве, Харькове, Москве, вообще на постсоветском пространстве. Может быть для того, чтобы удешевить метрополитен как таковой и инвестирование в него стало бы проще, нужно отказаться от этой нашей традиции делать станции метрополитена слишком роскошными?

 

Вы знаете, дело все в том, кто является проектантом, понятно, что есть еще заказчик. Недавно по одному из телеканалов видел как на Западе, в Европе строят тоннели, что это делается даже во время дождя. Я думаю, что у нас такой тоннель строили бы десятилетия. Я хочу сказать, что те технологии, которые сегодня есть, в том числе и в строительстве, их давно пора менять.

 

Станция “Победа”, насколько я знаю, первая в Харькове станция метро, которая обеспечена специальным оборудованием для людей с ограниченными возможностями, специальными потребностями, их так сейчас правильно называть. Одна станция уже укомплектована, будете ли вы переделывать другие станции метро, чтобы повсюду появились такие приспособления для людей с ограниченными возможностями?

 

Такая задача поставлена, чтобы были оборудованы станции специальным оборудованием. Конечно, будем делать.

 

Вы видите какие-то сроки, когда это возможно сделать? Это большое количество работы и, собственно, сложной работы – переделывать всегда сложнее, чем строить с нуля.

 

Мы в этом направлении работаем с общественными организациями, они нам подсказывают, как правильнее делать, так называемый “Беспрепятственный город”. Поэтому, давайте мы будем двигаться шаг за шагом.

 

Есть ли у вас понимание, когда появятся две новые станции метро, которые упоминаются следующими за станцией “Победа”?

 

Это зависит в большей степени от того, насколько мы будем эффективно использовать все наши возможности: и привлечение инвестиционных средств, и собственные средства, и софинансирование. Такая работа ведется. Мы не хотим задерживать жителей Харькова в этом вопросе. У нас есть планы в несколько раз больше, чем 2 станции. Но вопрос еще заключается в следующем. Знаете, как говорят “дорога ложка к обеду”, давайте мы будем в этом вопросе “протягивать ножки по одежке”.

 

Имеет ли для вас значение туристическая привлекательность города Харьков, раз уж мы, так или иначе, сравнили Харьков со Львовом. Как раз во Львове очень большое внимание уделяется туристической привлекательности. Вы считаете потенциал Харькова в этом смысле достаточно раскрыт либо, напротив, непаханая целина работы?

 

У нас в этом направлении ведется разная работа, например, такая программа, которая дает возможность привлечения туристов в город. Вы знаете, я сейчас была на операции, и ко мне подходили люди в палате и говорили: “Ой, наши родственники были проездом в Харькове и такой красивый и чистый город, у вас такой парк и скверы”. У нас тоже есть что посмотреть, другой вопрос, что мы не так близко к Европе как Львов. И, как вы говорите, мы находимся в зоне антитеррористической операции. Когда мы подавали заявку на “Евровидение”, мы рассчитывали на то, что мы способны провести и организованно подготовиться к такому большому празднику.

 

Хочу добавить от себя, что для меня лично всегда очень интересна деятельность такой художественной институции как “Ермилов центр” – один из самых интересных проектов на территории современного искусства в Украине, и, конечно, один из обязательных для меня поводов для посещения Харькова.

Вы сказали о том, что метро строили за городские деньги, не дождались финансирования из государственного бюджета. Видите ли вы развитие Харькова без государственного бюджета, учитывая то, как сейчас внедряется децентрализация, она пока что на законодательном уровне готовится? Как вы видите себе децентрализацию? Это не политический вопрос, она напрямую коснется города Харьков.

 

В одном предложении я не могу вам сказать все, что я думаю о децентрализации. Это вопрос очень обширный и непростой. Здесь должны быть завязаны все возможности, коммуникации разного уровня власти, передача полномочий на местах, расширение, укрупнение районов и.т.д. В этом направлении я могу сказать только так: мы со своей стороны мы в свое время сделали децентрализацию, когда ликвидировали в городе районные советы.

Еще где-то в 2009-2010 году мы приняли решение, чтобы у нас не было районов в Харькове и сегодня это дает свои результаты. Так мы решали еще тогда вопросы о децентрализации. Сейчас правительство решает вопросы децентрализации и показывает всем, что бюджетная децентрализация дала свои плоды. Я поддерживаю такой ответ и говорю, да бюджеты местные стали больше.

 

Очень много критики во всех городах Украины вызывает такое, оставшееся нам от прошлого явление, как ЖЭКи. Считается, что они неэффективные, очень неоперативные, что это такой пережиток советского прошлого. Вы видите какую-то возможность видоизменить эту ситуацию? Должно ли что-то прийти на смену ЖЭКам либо вас их структура и работа устраивает?

 

То, что касается работы ЖКХ, то еще в 2006-2007 году была начата работа по масштабному реформированию сферы жилищно-коммунального хозяйства, в том числе были созданы такие проекты, которые вы говорите по коммуникации с населением Харькова. И нашим, так назовем, ответом на те вопросы, которые ставили харьковчане, у нас давно работает служба единого заказчика. Что касается создания совладельцев многоквартирных домов или как говорят ОСМД, здесь есть сегодня непонимание населения, в этой части они не хотят ничего менять. По большому счету, что они должны менять, если у нас сегодня жилью по 40, 50, 60, 70 лет. В каких масштабах мы должны это делать? Какие сегодня энергосберегающие технологии могут отработать сегодня в так называемом хрущевском доме? Никакие. Какой счетчик тепловой энергии может уменьшить расходы? Никакой. Это я вам говорю как городской голова. У нас много проектов, связанных с индивидуальными приборами учета, причем бесплатно, за деньги бюджета мы устанавливаем, у нас есть льготы местные, которые мы устанавливаем, здесь мы работаем адресно. Что касается масштабной работы в сфере жилищно-коммунального хозяйства, я считаю, что этому надо посвятить не одну передачу. Это самый важный вопрос сегодня в жизни людей, потому что они уходят из дома утром и приходят вечером чтобы, отдохнуть, общаться с семьей и встретить следующий день.

 

Возвращаясь к вашей операции, насколько я помню, ее проводили не в Украине. Какова ситуация со здравоохранением в Харькове? Выходит так, что как львовский мэр за две свои каденции чего-то не успел, выходит и вы не успели создать для себя оптимальные условии, чтобы проводить операцию в Харькове?

 

Я вам могу сказать однозначно, что я ничего под себя не делаю. Я делаю все для людей.

 

Между тем, вы наверняка следите за ситуацией в медицинских учреждениях Харькова, какая динамика существует там?

 

Вы поймите, у нас нет министра здравоохранения.

 

Да, министра здравоохранения нет, но его нет определенное количество времени, а вы городской голова достаточно много лет и вы видели разные кабинеты министров…

 

Мы работаем во исполнении действующего законодательства, и давайте не будем на этот счет с вами вести полемику.

 

Еще есть одна тема, которую так или иначе вспоминают, когда говорят о Харькове, Харьков близко к российской границе, Харьков ближе Киева к зоне АТО, где проходят военные действия. Существовало подозрение, что Харьков может оказаться городом опасным для террористической угрозы определенного рода, для сепаратистского терроризма. Реально обсуждали эту тему как возможную, но насколько известно, в этом смысле в Харькове тихо?

 

Это работа специальных органов, правоохранительных. Я думаю, что они работают в этом вопросе.

 

На самом деле, многие опасались в свое время, что Харьков будет охвачен тем же движением, которое получило циничное название “Русская весна” и, которое, в общем-то, привело к катастрофе на Донбассе. Не секрет, что в Харькове очень много людей симпатизируют русской культуре, России, любили ездить в Москву и.т.д. Как изменились взгляды харьковчан в их понимании себя и города? Как эти перемены происходят?

 

Я не проводил такие социологические исследования. Если вы мне скажете, чтобы я их провел для следующей передачи, я подумаю.

 

Это было бы действительно интересно. Но ведь вы видите, это известная симпатия харьковчан к российской культуре, к российской научной традиции, она каким-то образом в разговорах, настроениях…

 

Вы говорите о симпатии к этой культуре только у харьковчан?

 

Нет, она существует в разных городах. Просто в Харькове всегда из-за близости с Россией, из-за контактов научного мира…

 

Скажите, пожалуйста, вы случайно не из Одессы?

 

Нет, я из Киева.

 

Давайте, когда у вас будет мэр Киева, вы будете ему задавать вопросы, связанные с Киевом, а мэру Харькова задавайте вопросы, связанные с Харьковом.

 

Собственно я этим и занимаюсь. Насколько я понимаю, вы не очень отслеживаете такие настроения?

 

Уважаемый корреспондент, какие есть еще ко мне вопросы?

 

Есть вопрос такого плана, что очень большое количество связей экономических и научных между Харьковом и российскими вузами и производствами существовало. Как это работает сейчас в условиях противостояния России и Украины?

 

Вы поймите, противостояние идет во всех сферах. Я думаю, что те результаты и то сотрудничество, которое раньше было, сегодня имеет место быть. Почему? Потому что мы от этого никуда не уйдем. Мы уйдем от этого только тогда, когда мы будем видеть альтернативу данному направлению. Я считаю, пусть сегодня идет развитие территорий так, как этого сегодня требует жизнь. Давайте никуда торопиться не будем. Вы мне сегодня задаете вопросы, чтобы я давал оценки тому, что будет в будущем. Я не предсказатель.

 

Есть еще такая, тоже доставшаяся нам с советских времен, вещь как города-побратимы. Во всяком случае, то, что касается Киева, здесь, мне кажется, эта тема очень неплохая, слишком мало используется, потому что города-побратимы это не только культурные взаимодействия, это могут быть какие-то инвестиционные проекты и.т.д. Как Харьков работает и работает ли в этом направлении?

 

Вы, наверное, должны это знать и все слушатели Радио Вести, что Харьков единственный город в Украине, который имеет 4 награды Совета Европы. Также Харьков имеет самую весомую награду Совета Европы, это Приз Совета Европы. Есть ассоциация, которая была создана для тех городов европейских, Восточной Европы, которые были награждены Призом Совета Европы. Я как городской голова являюсь председателем этой ассоциации городов, которые обладают Призом Совета Европы. В этом направлении мы работаем и развиваем наше международное сотрудничество с нашими городами-побратимами в разных уголках мира. Для меня это не только интересная, но и важная работа. У нас есть разные сферы жизни и нам необходимо это сотрудничество. Если раньше это сотрудничество было только с одной страной в большинстве своем, то теперь оно должно быть шире, европейское сотрудничество.

 

Спасибо, мы говорили с городским головой Харькова, Геннадием Кернесом.

Поддержать

Популярные статьи: