Наверх
Главная Блог Интервью Харьковского городского головы Геннадия Кернеса информационному агентству «Главком».

Интервью Харьковского городского головы Геннадия Кернеса информационному агентству «Главком».

Интервью Харьковского городского головы Геннадия Кернеса информационному агентству «Главком».
12 июня 2015
Просмотров: 1112
 

Геннадий Адольфович, как вы себя чувствуете?

 

Я себя нормально чувствую. Хотите, сяду? Чувствую себя более или менее.

 

Ваш распорядок дня как городского головы в связи с состоянием здоровья изменился?

 

Расписание изменилось очень серьезно. Я сейчас привязан к коляске и, исходя из своего состояния здоровья, устраиваю такие площадки, где мне доступно общение с людьми. Но я также провожу личные приемы граждан, выездные приемы. Здесь (в гостинице, - «Главком»), в мэрии, везде. Сейчас эти встречи увеличены в объеме – сразу общаюсь с большим количеством людей. Получаю от них информацию и работаю с ней.

«Псевдопотерпевшие отрабатывают свой кусок хлеба у Геращенко»

 

Полтавский суд перенес рассмотрение дела по обвинению вас в похищении активистов Майдана и издевательствах над ними на 3 июля. Какие ваши прогнозы? Сколько еще будет длиться разбирательство, и каким будет вердикт?

 

Заседание, которое состоялось в Полтаве 28 мая, перенесли в связи с удовлетворением ходатайства моих защитников на ознакомление с материалами уголовного дела. Дело в том, что мои защитники не имели полной возможности ознакомиться с материалами этого дела. И судья дал срок - до 3 июля.

 

Так а что касается возможного решения суда? Вот, по словам министра МВД Арсена Авакова, система доказательств по этому делу «не имеет ни малейшего шанса быть разбитой в суде, потому что есть показания двух сторон – и тех, кто избивал, и тех, кого избивали».

 

Аваков комментирует все и вся в Фейсбуке. Но Аваков – министр внутренних дел, и его комментарии здесь излишни. Они как давление на суд, можно так это рассматривать. Что касается доказательств. Не Авакову определять, есть ли доказательства, а суду. И только суд может определить вину. Мы знаем эти прописные истины. Поэтому комментировать глупости Арсена Авакова я не собираюсь. Тем более, настолько глупые глупости. В нормальной европейской стране давно бы этого министра списали в утиль.

Кроме слов на слова в этом уголовном деле нет ничего. То есть есть слова потерпевших против моих слов, или мои слова против слов потерпевших. Потерпевшие – это псевдопотерпевшие, которые отрабатывают свой кусок хлеба у Антона Геращенко. Дело полностью сфальсифицировано, сначала в недрах МВД, когда министром стал Арсен Аваков, а его советником Антон Геращенко. Почти сразу же в эти даты было открыто уголовное дело в милиции, то, которое сейчас рассматривается в суде. После его расследовала уже Генеральная прокуратура. И, что интересно, так, для сравнения: 17 следователей по особо важным делам занимались данным уголовным делом, делом, которое и выеденного яйца не стоит, его мог рассматривать просто участковый. Но ему предали такой пиар, что сейчас я должен оправдываться и доказывать невиновность. Но я не чувствую своей вины и буду защищать себя всеми доступными способами.

 

Когда Аваков только стал министром, вы предполагали такое развитие событий?

 

Еще в самом начале данного пути я не раз говорил, что Арсен Аваков использует свое служебное положение и занимается местью.

 

В чем суть вашего с ним конфликта?

 

Он мстит мне, потому что проиграл в свое время мне выборы (Харьковского городского головы в 2010 году, - «Главком»). Он везде хочет доказать, что это была фальсификация. Хотя я со своей стороны предлагал тогда, еще в 2010 году, Авакову, как претенденту на должность городского головы, положить на стол протоколы с мокрыми печатями, где расписались все участники избирательного процесса. Я имею в виду - представители политических партий, в том числе и с его стороны, той партии, которую представлял Аваков, это была «Батькивщина». Я предлагал, чтобы положили эти протоколы на стол под наблюдением видеокамер. Причем я предлагал это сделать не где-нибудь, а в высшем учебном заведении. Мы выбрали тогда ХНУРЭ (Харьковский национальный университет радиоэлектроники, - «Главком»). Чтобы с ними ознакомилась неангажированная молодежь. Арсен Аваков отказался от этого, не пришел на это мероприятие, своего представителя не прислал, протоколы с мокрыми печатями не положил.

Поэтому, когда он говорил о фальсификации, что якобы он выиграл выборы, это все как оправдание. На самом деле, он проиграл с треском те выборы, будучи здесь губернатором пять лет, ничего не создавая, не созидая, не возрождая. Пять лет унылой его деятельности привели к тому, что харьковчане поставили ему такую оценку. На сегодня, по моим данным, по данным той социологии, которую я получаю, уровень недоверия к харьковчанину Арсену Авакову…

 

Вы уже ранее озвучивали – более 80%.

 

88%.

 

Но, согласитесь, неудачный результат на выборах – мягко говоря, нелепый повод для мести. Тем более, с учетом того, что вы усмотрели «уши Авакова» и в организации покушения на вас. Озвучьте все-таки реальную причину вашего конфликта с нынешним министром МВД.

 

Эти выборы, плюс то, что в отношении него было возбуждено ряд уголовных дел (в январе 2012 года прокуратура Украины открыла уголовное дело на Авакова по ст. 365 УКУ по факту злостного превышения власти и должностных полномочий, повлекшие тяжкие последствия, - «Главком»), когда он покинул Украину, уехал в Италию и так далее. Он считает, что в этом я виновен.

 

А вы виновны?

 

Все, что делает Аваков, - пиарит и всюду вставляет фамилию Кернес. Год назад он вместе с тогда генпрокурором Олегом Махницким выступал и, вообще, говорил, что я имею отношение якобы к Майдану, к каким-то там событиям…

 

О вашей причастности к «каким-то там событиям» на Майдане говорил не только Аваков. Вас неоднократно обвиняли в подвозе «титушек»...

 

И где это все? Нет этого ничего.

Аваков обвинял меня в каких-то хищениях, позаводил уголовные дела на многих коммунальных предприятиях. Но на сегодняшний день я могу сказать, что все это чистый фейк. Вся их работа сводится к одному - комментарию Авакова на странице в Фейсбуке или в других источниках информации. И по его стопам идет – даже не идет, а уже обогнал его – Антон Геращенко, который, кстати, является свидетелем по уголовному делу, которое мне вменяют. Ну, он вообще является свидетелем «слышал звон, не знаю, где он». Такой вот из него свидетель. Это в стиле Геращенко, конечно. По тому, что он комментирует, можно подумать, что этот человек знает все. Он все выдает за чистую монету. Но на самом деле, он чистый проходимец.

 

И все-таки есть мнение, что ваш конфликт с Аваковым – гораздо глубже. В общем бизнесе, из которого вам удалось «выдавить» Арсена Борисовича.

 

Я с Арсеном Аваковым никогда не имел общего бизнеса, слава Богу. Те люди, которые имели с ним общий бизнес, на сегодняшний день остались от деятельности их совместного бизнеса при «бубновых интересах».

 

А «7 канал», которым Аваков владел на паритетных правах с вами?

 

И что? Он продал свою часть.

Послушайте, Арсен Аваков на сегодняшний день, используя свое служебное положение, восстанавливает бывшие активы. К примеру, еще недавно люди, клиенты банка «Базис», который принадлежал Авакову, на 100% потеряли все свои вклады, сбережения, депозиты и так далее. А сейчас Аваков восстановил лицензию данного банка. И получается, что все люди, которые были клиентами этого банка, остались при «бубновых интересах», а Аваков остался с банком. Как пример это говорю.

 

 

Раз уж зашел разговор. Расскажите, какой сегодня у Авакова есть бизнес в Харькове?

 

Газовые скважины. И там то же самое. На сегодняшний день Арсен Аваков, используя пост в правительстве, выводит из газового бизнеса партнеров, которые сегодня покинули Украину, потому что его партнерами были люди, близкие к семье Януковича. Арсен Аваков выдавливает этих людей из этого бизнеса, не спрашивая их об этом. То есть делает это самостоятельно. И у меня этому есть доказательства.

 

Готовы обнародовать их?

 

У меня есть доказательства, я знаю, как это доказать. Но, думаю, журналисты сами все найдут и обнародуют.

«Я заинтересован в харьковском лобби, и это нормально»

 

После начала уголовного производства против вас вы обращались к кому-то за помощью? К главе Администрации президента Борису Ложкину, например? Или к олигарху и экс-губернатору Днепропетровской области Игорю Коломойскому, который причастен к вашему возвращению в Харьков после «срочного выезда» в феврале 2014 года?

 

Нет. Я не обращался к Борису Евгеньевичу Ложкину. Хотя я его знаю давно, не один десяток лет.

Но в этом вопросе я с ним не советуюсь. И к Коломойскому по этому поводу я не обращался.

 

А к кому-то другому?

 

Только к адвокатам.

 

«Правая рука» Коломойского Геннадий Корбан в интервью «Главкому» рассказал, что лично Коломойский заставил вас вернуться в Харьков и сдержать ситуацию в городе и области. Расскажите, как это происходило.

 

Я думаю, что Корбан что-то перепутал. Наверное, он слышал что-то, что, например, я возвращаюсь в Харьков. Не знаю, почему он так прокомментировал это.

 

Давайте, я перефразирую вопрос. Сыграла ли группа «Приват» какую-то роль в вашем возвращении в Украину в феврале прошлого года? Какую?

 

Группа «Приват» - это большая группа. Но обычно она ассоциируется с Коломойским. Я читал, что сказал Геннадий Корбан, и я это не подтверждаю.

 

То есть вы вернулись, руководствуясь исключительно своим желанием, и вас никто об этом не просил?

 

Причина моего возвращения была одна, желание жить в Харькове среди тех людей, с которыми я работаю, среди тех людей, с которыми я дружу, здесь моя семья и моя жизнь.

 

До отъезда вы не поддерживали Евромайдан. По возвращению заняли позицию «за единую Украину», и, в том числе, благодаря этому удалось подавить угрозу развития сепаратистских настроений в городе. Действительно ли ситуация в Харькове тогда была такой, что события могли развиваться, например по «донецкому сценарию»? И как оцените уровень сепаратистских настроений в городе на данный момент?

 

Давайте вернемся на год с небольшим назад. В Харькове тогда тоже бурлило все, как, например, в Днепропетровске, Запорожье, Донецке и Луганске. Для нас, для людей, которые занимали властные кабинеты, было очень важно остановить эскалацию и вернуть, как я говорю, тесто назад в кастрюлю. Поэтому я выступал за Харьков в составе Украины. И делал все для того, чтобы сбить уровень накала до нейтрального.

Думаю, что у меня это отчасти получилось. Но в дальнейшем я был тяжело ранен. И вот, кстати, до сих пор неизвестно, что с этим уголовным делом (о покушении на Кернеса, - «Главком»). А оно по своему уровню чуть посерьезней, чем то, что мне вменяют, и пока никаких данных, как потерпевший по данному делу, я не имею.

 

18 мая вас эвакуировали из зала заседания полтавского суда. Один из ваших защитников заявил, что это связано с тем, что охрана суда заметила оружие у одного из собравшихся под зданием протестующих. Вы считаете, угроза вашей жизни и безопасности есть? Потерпевшие по делу заявили, что провокация под стенами суда была устроена специально, чтобы вы смогли оставить суд.

 

Меня охраняет вооруженная государственная милицейская охрана. Они несут ответственность за безопасность моей жизни. Я выполнил то, что требовала моя охрана. Я находился в зале судебных заседаний, а охрана находилась и в коридоре, и на улице, и везде. По тому, что они видели, соответствующие рапорты были поданы по месту их службы.

 

Вы уже отметили, что расследование покушения на вас не продвигается. Вы не пытались проводить альтернативное?

 

Я сказал, что во всем процессе, связанном с моим ранением, есть и доля вины Арсена Авакова.

 

Это вы уже говорили. Хотелось бы услышать доказательства.

 

Арсен Аваков публично говорит, что я ему не нравлюсь. И дает повод тем самым совершать в отношении меня любые действия, которые остаются безнаказанными.

Какие я могу собрать реальные доказательства, если правоохранительные органы вообще в эту сторону не смотрят? Я имею в виду, чтобы раскрыть данное преступление. Про что вы говорите? Все, что нужно, пусть проводят специальные органы.

 

Чувствуете, что с появлением Ложкина в АП возросло влияние «харьковских»?

 

Я как городской голова заинтересован в харьковском лобби, и это нормально. Думаю, что влияние харьковских не возросло, а вот качество представительства Харькова в исполнительной власти, законодательной власти возросло, ну, в смысле - улучшилось. И возросло количество, конечно.

Поэтому я могу только одно сказать: если эти представители Харькова не будут забывать, откуда они родом, и будут патриотами своего города и своей страны, думаю, это будет только на пользу всей территориальной громаде.

Можно я кое-что сделаю? (начинает разминать на весу ногу, - «Главком»). Не обращайте внимания, просто делаю упражнения.

 

Среди советников Ложкина есть юрист Михаил Бейлин. С ним сегодня связывают непроведение конкурсов в Минагро и Мининфраструктуры. Вы знаете, что это за человек?

 

Нет, ничего вам не могу точно сказать, первый раз слышу о нем.

 

Нардеп Виталий Хомутынник, который не без вашей помощи попал в Раду по округу в Харькове, сейчас что-то в городе делает вообще?

 

Помогает.

 

Расскажите, как.

 

Работает на округе. Помогает социально незащищенным слоям населения. Как помогает? Организовал свои приемные. Прилетает сюда в Харьков, проводит личные приемы, участвует в социально-экономическом развитии города. Я общаюсь с ним, ставлю вопросы, которые требуют разрешения. И он не отворачивается, а наоборот, старается помочь харьковчанам.

 

А ваш протеже Валерий Писаренко, также зашедший в Раду по округу в Харькове?

 

Валерий Писаренко - то же самое. Организовал приемные, постоянно принимает харьковчан, постоянно активизирует разные процессы по наведению порядка.

 

Вы к ним с какими проблемами обращаетесь?

 

Я к ним обращаюсь только с проблемами, связанными с городом в целом или по поводу конкретных людей. Адресная, социальная помощь. Пока что я нахожу поддержку среди этих депутатов.

 

А как вам работается с новым областным руководством? Есть трудности?

 

Сейчас у меня есть понимание с главой государственной областной администрации Игорем Райниным, он системный руководитель. Думаю, что наша совместная с ним работа даст в будущем определенный позитивный результат.

 

С предыдущим губернатором Игорем Балутой было по-другому?

 

С Балутой у меня не было вообще контакта. Администрация, которую возглавлял Балута, полностью работала против городской власти.

 

Конкретнее?

 

Дело все в том, что Балута был ставленником Арсена Авакова. Это один из тех «проводников», которые также, как и Антон Геращенко, проводил аваковскую,  так сказать, позицию в жизни.

 

Назовите конкретные действия, решения, которые принимались Балутой и были направлены против городской власти.

 

Я не буду вспоминать, какие решения. Я считаю, что обращать на это внимание, это, знаете, отвлекаться от общего дела. Я работал. И не я сменил Балуту на этом посту, а президент Украины поменял главу администрации.

«Все говорят про децентрализацию, но децентрализации пока не видно»

 

С горсоветом у вас зато полное взаимопонимание?

 

Нынешний горсовет - это единая команда конструктивного большинства. И у нас есть хорошие результаты и есть что ответить избирателям и харьковчанам в любой день. Мы можем ответить и за предвыборные обещания, и за всю работу Харьковского городского совета 6 созыва.

 

Но, тем не менее, вы считаете, что количество депутатов в горсовете нужно сократить – со 100 человек до 50-ти.

 

Мы приняли уже решение об уменьшении количества депутатов от 100 до 50 человек. Сейчас, по законодательству, наименьшее количество депутатов – 75. Если наша инициатива будет поддержана на уровне закона, Верховной Радой, значит, в Харьковском городском совете будет не 100 депутатов, а 50. Парламент сейчас говорит о готовности уменьшить депутатский корпус на местах, посмотрим, что из этого получится.

 

Наибольшая фракция в Харьковском горсовете – Партии регионов…

 

И дальше что? Какое это имеет значение для качества Харьковского городского совета? Никакого.

 

Какая, в целом, сегодня поддержка в городе у представителей Партии регионов?

 

Больше, чем у других партий.

 

Вы уже начали подготовку к местным выборам?

 

Я ее начал еще в 2010 году. Я работаю каждый день, мой девиз: любить Харьков, работать на людей. Я в день принимаю по 20-30 человек, харьковчан, которые приходят ко мне сюда, где я живу (в гостиницу, - «Главком»), приходят на работу и так далее, встречаемся на улице. Моя подготовка

это продолжение тех проектов, которые я начал здесь давно.

 

Однако поговаривают, что как раз из-за состояния здоровья вы можете еще изменить свое решение и отказаться от избирательной гонки и мэрского кресла.

 

Я не считаю, что мое решение зависит от состояния здоровья. Мое решение в большей степени зависит от харьковчан. Если харьковчане поддерживают сегодня городского голову Геннадия Кернеса, я буду продолжать работать. Если я только почувствую, что я не имею общей поддержки, я не буду лезть, назовем так, на рожон или не в свое дело.

 

Но пока вы общую поддержку чувствуете?

 

Да, имею хороший задел сегодня добрых дел.

 

У вас уже есть соперник?

 

Я не обращаю внимания на то, кто у меня соперник. Пусть эти люди обращают внимание на меня, что я у них соперник. Давайте поменяем местами это. Я действующий городской голова. Мне как бы, с одной стороны, легче, с другой стороны, труднее.

Я не могу сегодня за полгода до выборов говорить, кто будет баллотироваться на пост Харьковского городского головы.

 

В Харькове большое количество переселенцев…

 

За 120 тысяч уже перевалило…

 

Они могут как-то повлиять на исход местных выборов?

 

Все будет в соответствии с действующим законодательством. Мы же не знаем сегодня, по какому закону будут проходить местные выборы. То есть ряд законопроектов зарегистрирован в Верховной Раде, есть ряд комментариев со стороны спикера Верховной Рады, со стороны депутатов Верховной Рады. А какой закон будет принят и на основе какого закона мы будем проводить выборы, мы еще не знаем.

Но я могу сказать, что все, кто живет в Харькове, кто недавно живет в Харькове, будут оценивать власть по ее работе.

 

Нардеп Дмитрий Тымчук отмечал, что в Харькове складывается сложная социально-экономическая ситуация, и поэтому город попадает в зону угрозы сепаратизма/терроризма…

 

А какая в Харькове должна складываться ситуация, если правительство, которое сформировано, так себя ведет? Вот, к примеру, министр внутренних дел занимается не реформами, а занимается местью.

 

Министр внутренних дел к социально-экономической ситуации в городе имеет, мягко говоря, малое отношение.

 

Это я вам как пример привел. Он занимается местью в отношении руководителей Харькова. О чем дальше можно говорить?

Правительство, что, у кого-то что-то спросило в отношении формирования цен на тарифы, на коммунальные услуги и так далее? Нас поставили перед фактом.

Все говорят про децентрализацию, во всяком случае в правительстве, но децентрализации пока не видно.

 

 

И все-таки, у вас есть данные, сколько предприятий в городе было закрыто, на скольких предприятиях людей, может, отправили в бесплатные отпуска?

 

Этот вопрос нужно не мне задавать. Это экономика.

 

По поводу оборонных предприятий в городе…

 

Этот вопрос нужно не мне задавать.

 

Даже если он касается того, кто там занимает руководящие посты?

 

Послушайте, как это со мной связано? Ну, вот, допустим, я знаю что-то. Знаю и знаю.

 

Ваше видение децентрализации: каких полномочий вам, как мэру, не хватает?

 

Мы должны иметь полномочия для оперативного реагирования на местах. Я получал документы по децентрализации. Тот базовый уровень, который оставляют для органов местного самоуправления, если это произойдет, повысит эффективность работы органов местного самоуправления в разы. Но как это будет конкретно работать, я сейчас не могу с уверенностью сказать. Нам вернули, к примеру, полномочия по ГАСКу (Государственная архитектурная строительная комиссия, - «Главком»). Но нам их вернули пока только с сентября месяца. Поэтому, с одной стороны, мы говорим о том, что идет децентрализация, с другой стороны, пока еще таковой нет.

 

Как сейчас выполняется план мобилизации в городе?

 

Отстаем на небольшой процент.

 

Небольшой – это какой? В феврале этого года губернатор Харьковщины Игорь Райнин отстранил военного комиссара облвоенкомата Дмитрия Малицкого от служебных обязанностей – план о частичной мобилизации был выполнен в регионе лишь на 10%.

 

Где-то на 15% отстаем от плана.

 

Ответственность за это на местные власти не ложится?

 

Нет. То, что касается мобилизации, мы здесь должны просто обеспечить и предоставить те или иные услуги, я имею в виду, наши районные власти.

 
 

Некоторые СМИ пишут, что сейчас повестки в Харькове выписывают прямо на остановках и в общественном транспорте.

 

Это работа военкоматов. И если они организовали так свою работу, пусть эту оценку дают им те, кому они вручают данные повестки.

 

С Сергеем Курченко вы поддерживаете контакты?

 

По телефону общался по вопросу финансирования футбольного клуба «Металлист» (В 2012 году группа «Газ Украина 2009» приобрела у бизнесмена Александра Ярославского харьковский футбольный клуб «Металлист», его президентом и владельцем стал Сергей Курченко. После покупки Курченко среди прочего заявил, что готов выкупить стадион «Металлист» из коммунальной собственности города Харькова, - «Главком»).

 

Как давно?

 

С полгода уже.

 

И до чего договорились?

 

Он обещал финансировать футбольный клуб «Металлист».

 

Но не финансирует?

 

Я сказал: общался полгода назад по вопросу футбольного клуба «Металлист». Теперь не общаюсь пока.

 

За деятельностью Ярославского следите? Когда-то он утверждал, что принял решение продать «Металлист» под давлением местных властей и, в частности, под вашим давлением.

 

Это его право – говорить. С Александром Ярославским я последнее время не пересекался. Я не интересуюсь, где он сейчас. Я думаю, точно так же и он не интересуется, что у меня. «Главком», 12 июня 2015 г.

«Главком»

Поддержать

Популярные статьи: